Стивен Смит крестный отец кроссовок говорит о будущем индустрии | slamdunk.shop

Стивен Смит крестный отец кроссовок говорит о будущем индустрии

Stiven Smit krestnyj otets krossovok govorit o budushhem industrii

Стивен Смит крестный отец кроссовок говорит о будущем индустрии

Не так давно издание Highsnobiety представило специальный проект The New Vanguard of Footwear, где рассказывается о талантливых ребятах со всего мира, которые меняют облик многомиллиардной отрасли у нас на глазах. Большинство из этих дизайнеров родились после основания линии Air Jordan, но уже занимаются спортивной одеждой, стритвиром, люксовым сегментом и всем, что не попало ни в одну из этих категорий. Они – олицетворение молодежной культуры, благодаря им мы можем подсмотреть, как именно эта культура будет развиваться в ближайшем будущем. А сегодня легенда из мира кроссовок Стивен Смит даст несколько советов для нового поколения сникерхедов, в том числе и для вас.

Стивен Смит – любимый дизайнер кроссовок вашего любимого дизайнера. На протяжении трех десятилетий он создавал одни из самых культовых в мире силуэтов для Nike, adidas, Reebok, New Balance, FILA, а теперь Канье Уэста и YEEZY. Многие из его ранних разработок продолжают переиздаваться в рамках коллабораций и обновлений.

Карьера Стивена началась в New Balance в 1986 году, где он создал множество шедевров, в том числе модели 574, 997 и 1500. Позже, 2 года спустя, Смит пришел в adidas, где стал старшим дизайнером и навсегда изменил представление о высоких кроссовках одним релизом adidas Artillery.

Сотрудничество с adidas длилось всего год. После Reebok пригласил его в качестве директора по инновационному дизайну. Под его руководством была запущена фирменная линейка Instapump Fury. Она была новаторской во всех смыслах. У кроссовок не было шнурков, а сам каркас выглядел необычно массивным и не был похож ни на одни другие кроссовки того времени.

Позже, в FILA, он сотрудничал с Грантом Хиллом из НБА и создал фирменную линию обуви для игрока. Затем был Nike – серьезные ребята. В этом гиганте спортивной одежды Стивен работал над такими кроссовками, как Nike Shox Monster, Nike Air Streak Spectrum Plus и Nike Air Spiridon Cage 2.

В 2016 году Смит начал работать с Канье в YEEZY, в очередной раз доказывая, что кроссовки могут быть нечто большим, чем просто обувь, что видно на примере YEEZY Boost 700 и неизданных YEEZY 451, к созданию которых он также приложил руку.

И вот теперь любопытно было бы услышать, что думает крестный отец кроссовок о том, куда движется индустрия, что изменилось и что новое поколение дизайнеров обуви привнесет в эту многомиллиардную отрасль.

Stiven Smit krestnyj otets krossovok govorit o budushhem industrii. HIGHSNOBIETY CLAYTON COTTERELL
Stiven Smit krestnyj otets krossovok govorit o budushhem industrii. HIGHSNOBIETY CLAYTON COTTERELL

О том, что изменилось в мире кроссовок

Я думаю, что по сравнению с прошлым изменилось многое. Изменился сам подход ко всему. Раньше большое внимание уделялось функциональности и эффективности, особенно во времена Nike и adidas, когда культурная сторона была почти второстепенной. Думаю, на данный момент значимость культурной стороны ощутимо выросла и вполне может соперничать с качественной стороной, теперь они обе абсолютно равны. Одна не вытесняет другую. Сейчас господствует некий гибрид этих двух вещей. Если уж в этом кто и виноват, так это Канье. Он как бы перетянул индустрию на новое место, где на первый план вышли культурный аспект и внешний вид. Но несмотря на это, основой всё же должна остаться эффективность.

О работе с Канье в YEEZY

Как я повлиял на Канье? Мы с другими ребятами из команды донесли до Уэста одну важную вещь, которую я не стал бы называть «осознанием спорта», но назвал бы «осведомленностью о спорте», о том, что этот элемент всегда присутствует в его обуви. Когда я говорю о спорте, я не имею ввиду какой-то конкретный вид. Я имею в виду, что и в наших первых настоящих баскетбольных кроссовках, и в Wave Runners предусмотрена «функция спорта», то есть вы можете по-настоящему в них бегать. Все мы помним, что Канье начал с 350-х и 750-х, но если подумать, то для чего конкретно они нужны? Вы можете мне сказать? Типа, они для бега? Да. Для отдыха и вечеринок? Да. Можно ли в них покидать мяч в кольцо? Да. В них спокойно можно заниматься спортом, но, кроме этого, они стильные, комфортные и качественные. Я думаю, что именно это разрушило все рамки и размыло границы между категориями «мода» и «спорт».

О том, почему культура кроссовок быстро набрала популярность

Трудно сказать. Кроссовки проникли в другие области. Я бы сказал, что ближе всех оказались бейсболки. Думаю, они тоже разрушают эти однозначные определения и предвзятые представления о том, что есть что (чем мы тоже занимались, делая ограниченные выпуски определенных расцветок). Мы создаем функциональное искусство для всех ребят, относящих себя к этой культуре. Думаю, это имеет большое значение. Все хотели бы коллекционировать великие произведения Кита Харинга или Рембрандта, однако на всех их точно не хватит. И вот мы создали альтернативу – искусство, выпускаемое в приемлемых объемах и доступных ценовых категориях. Тем не менее, выпуск кроссовок как арт-объектов тоже лимитирован. Я думаю, что это круто. Вы можете носить эти кроссовки, можете хранить в коробке, коллекционировать и расставлять по полочкам.

О том, почему кроссовки – это демократизированное искусство

Я размышляю о многих хайповых вещах, например, о фигурках KAWS. Мне очень интересно, что будет через некоторое время. Да, собирать их весело, но блин, что мне с ними делать? Кроссовки по крайней мере можно носить. Можно ими похвастаться. Это, кстати, еще одна забавная вещь, касающаяся фигурок. Вот они стоят прямо у вас дома – произведения искусства – вы ими любуетесь, но не можете запросто взять и разделить впечатления с другими. И вот то самое классное, что мы сделали с индустрией кроссовок. Вместо того, чтобы складировать арт-объекты дома, вы можете прогуляться в них по улице и похвастаться своими произведениями искусства.

О том, каково быть дизайнером обуви

Для меня, как дизайнера, который занимается этим уже 35 лет, нет ничего приятнее, чем идти по улице и видеть кого-то в кроссовках, к которым я приложил руку. В такие моменты мне просто хочется подойти и поблагодарить человека за его выбор, и я это делаю. Обычно говорю что-то вроде: «Эй, спасибо, что оценили этот шедевр, в создании которого я участвовал». Это для меня нечто особенное. Я никогда не ставил себе целью занять теплое местечко в индустрии. У меня был ряд хороших должностей, но стремился я к другому. Я просто хотел хорошо выполнять то, что делал в каждой из компаний, с которыми сотрудничал.

Stiven Smit krestnyj otets krossovok govorit o budushhem industrii. HIGHSNOBIETY CLAYTON COTTERELL 1
Stiven Smit krestnyj otets krossovok govorit o budushhem industrii. HIGHSNOBIETY CLAYTON COTTERELL 1

О том, как стать дизайнером обуви

Это первое, чем я занимался после колледжа. Вы, молодые, наивно полагаете, что культура кроссовок существовала всегда. Это не так. Некоторые из нас были в своем роде первопроходцами. Благодаря нашей работе, вещам, которые мы создали, тем впечатлениям и эмоциям, которые вызывали наши продукты, мы вышли за рамки того, что кроссовки – это просто обувь или часть формы. Мы создали объект желания, нечто совершенно особенное. Я имею в виду, тогда всё и было определено: в чем может и должна заключаться работа дизайнера и создателя, а также роль кроссовок в жизни людей. Это довольно круто. Сохранять заинтересованность и постоянно приводить людей в восторг – я всегда рассматривал это как часть своей работы. Потому что для всех нас это была новая территория.

О том, как плыть против течения

Тогда надо мной смеялись все парни из колледжа, которые пошли работать в компьютерные компании и в компании, занимающиеся разработкой и дизайном продуктов. Но, знаете, некоторые из них тоже заняты абсолютно дурацким делом. Представьте, вы проектируете коробку, помещаете свет справа, а несколько вентиляционных отверстий слева. На следующий год передвигаете свет в центр, а вентиляционные отверстия размещаете справа и слева. По-моему, это немного отупляет. Существует промышленный дизайн, который решает конкретные проблемы, когда нужно сделать что-либо определенным образом. В нашем случае мы должны делать что-то желанное в той ценовой категории, в которой мы находимся – между $70 и $200, – где царит большая конкуренция. Сегодня соревнование в «крутости» вещей вышло на новый уровень и стало непростой задачей. Через подобный челлендж в свое время прошла вся электроника, телефоны, плееры и игровые системы. Теперь подошла наша очередь. Раньше, когда я работал в New Balance, достаточно было посмотреть, что делают Nike или adidas, но теперь не все так просто. Эта планка давно поднята.

О растущей популярности профессии дизайнера кроссовок

Приятно вдохновлять будущее своей отрасли. Опять же, когда я начинал, мне был 21 год, всё это для нас было ново. Поэтому здорово видеть, что сейчас люди более заинтересованы и хотят этим заниматься. Это того стоит, потому что вы можете наблюдать за тем, как люди ценят вашу работу, делятся вашим творчеством, неважно десять тысяч человек или миллион, тут всё зависит от бренда.

Советы новым первопроходцам в мире кроссовок

Думаю, для того чтобы вещи оставались интересными, вы должны бросить вызов самому себе. Я всегда так делал. Именно это поддерживало мое вдохновение и позволяло мне покорять новые вершины в индустрии. Когда я смотрю на вещь, в первую очередь я задумываюсь о том, видел ли я что-то подобное раньше и захочу ли я это приобрести? Это тоже одна из самых больших проблем. На протяжении многих лет мне встречались такие дизайнеры, которые просто стучали по часам пальцем и говорили: «О, пора сделать еще одни кроссовки за $65». Это потрясающе тупой подход, который порождает такие же тупые вещи. Чувак, если ты создаешь вещь, которая тебе самому не нравится, то как ты, черт возьми, можешь думать, что она понравится кому-то еще? Например, я хочу делать что-то настолько классное, чего раньше не было. Наверное, здесь нужно обладать способностью творить будущее. Так почему бы не выйти за рамки возможного? Это именно то, чем я всегда занимался. Независимо от того, считали ли меня занозой в заднице или же человеком, с которым сложно работать. Отчасти это связано с тем, что я заглядываю в будущее и тащу всех за собой. А сделать это непросто. Самое главное – не идите на компромисс. Конечно, если вы хотите заработать сразу много денег, выжать все соки, то да – пойдите на компромисс, станьте простым инструментом и возьмите свои деньги. Но это ни разу не про меня.

О расширении границ обувной индустрии

Мне всегда нравились вызовы, я стремился вывести кроссовки на новый уровень. Я думаю, что это полезно – бросать вызов себе, бросать вызов индустрии, вести ее новыми путями. Показывать то, чего мир никогда раньше не видел, делать что-нибудь, на что тебе скажут: «Черт, как же здорово, мне это надо, я это хочу». Вот откуда появились такие вещи, как Fury у Reebok или 1500 у New Balance. Это вершина. Если у вас достаточно мощи для того, чтобы создавать грандиозные проекты, так почему бы не подтолкнуть компании, не подтолкнуть рынок. Вот чем мне нравится Канье – он верит в то же самое. Он меня направляет, и мы открываем новые пространства, вместе, как команда, создаем вещи, которых люди никогда раньше не видели. Вы рассказываете людям о будущем, но они не понимают его в полной мере до тех пор, пока это будущее не окажется прямо перед их глазами.

Stiven Smit krestnyj otets krossovok govorit o budushhem industrii. HIGHSNOBIETY ASIA TYPEK
Stiven Smit krestnyj otets krossovok govorit o budushhem industrii. HIGHSNOBIETY ASIA TYPEK

О том, как приспособиться к будущему

Да, в нашем деле важно быть хорошим ясновидящим и остро чувствовать всё то, что происходит, чтобы наши вещи соответствовали всему остальному вокруг и на основе этого смогла образоваться некоторая связь. Простые вещи – это здорово и очень важно. Мы отчасти приближаем то будущее, в которое другие потом смогут просто запрыгнуть. Все происходит автоматически, смысл складывается только тогда, когда встречаются нужные люди. И опять же, сейчас всё иначе, потому что тогда собрания проходили в духе: «О, я должен сделать Nike Pegasus. Они классно пойдут с той коллекцией, которую сейчас разрабатывает Nike». Теперь же процесс создания совсем иной. Сейчас есть масса проектов, к которым можно подключиться, что создает отличную творческую атмосферу. Из всего этого складывается уже более широкая картина, выходящая за рамки простой уникальности бренда.

О создании легендарных кроссовок, которые все носят до сих пор

Дизайнер Э. Скотт, который работал со мной в Reebok и Nike, однажды сказал: «Чувак, ты единственный, кто соревнуется сам с собой 35 лет подряд». Довольно дико видеть все мои модели разных брендов вместе на одной полке. Странно, потому что все они по отдельности являют собой конкретное решение для конкретного бренда с их ДНК, и отражают уровень моих способностей в определенный момент времени. Приятно видеть, что все эти модели живы до сих пор, потому что они никогда не задумывались как иконы индустрии. Но это означает лишь то, что я хоть что-то сделал правильно.

По материалам highsnobiety

Поделиться постом

Добавить комментарий